ЖЕНЩИНА. АКТРИСА. МАМА

Мы встретили актрису в Судаке, в уникальном месте – в отеле Soldaya. Ольга – очень привлекательная, тонкая, милая, душевная. Как цветочек. Украшение красивого отеля.  

— Ольга, вы в Крыму первый раз?

— Нет, что вы, я тут бываю с детства довольно часто, и по работе, и просто в свободном режиме.

— Сейчас не по работе?

— Сейчас не по работе.

— У вас выдался отпуск?

— Я в декрете.

— О, можно начинать поздравлять?

— Можно! (смеемся) Я не так давно родила, и вот следом ждем еще одного малыша. Так получилось, что я с октября прошлого года была в Крыму на съемках, поняла, что соскучилась, и решила приехать. Причем когда планировали отдых здесь и бронировали гостиницу, я еще не знала, что жду ребенка.

— В Soldaya вы впервые?

— Мы были здесь 2-3 дня на съемках, снимали зимой лето, нашли подходящую натуру здесь в Судаке – все зеленое, как летом. Мне попался буклет этого отеля, я не могла поверить, что здесь может быть такой итальянский квартал, Средиземноморье. И когда мы планировали отдых, я вспомнила свои впечатления и решила приехать сюда. Мне здесь очень нравится. Все прекрасно!


— В Генуэзской крепости вы уже были?

— Я была там не один раз. В этот раз не собиралась, еще годовалый малыш с нами. Но встретила Алексея Гуськова, у него там съемки, и решила сходить посмотреть, подглядеть, как проходят съемки.

— Отпуск в работе бывает, получается отдыхать, когда хочется? Ведь у вас зависимая профессия.

— Профессия зависимая оттого, что ты боишься остаться без работы и соответственно без денег, что тебя забудут, а в остальном ты сам волен выбирать проект. Ты сам волен сниматься в одном или в десяти фильмах параллельно. Это все зависит от тебя. Я в этом смысле как хочу, так и существую. Если есть необходимость в деньгах или есть свободное время, я буду работать активно. Меня больше интересует сценарий и классная команда. Бывает, соглашаюсь на работу в двух проектах параллельно, это сложно – перестройка с одного образа на другой, разные характеры, разные судьбы и временные аспекты тоже разные – например, 80-е годы и начало века. Я больше люблю полностью погрузиться в один образ, завершить работу, и тогда легче перестроиться на другой образ. А отдых – сейчас я завишу не только от работы, от детей тоже, но все равно надо отдать должное семье, они подстраиваются под мой график. Если есть окошечко в съемках – куда-то получается поехать. На предыдущих съемках в Крыму я была с детьми. Все пошли навстречу – и на работе, и в школе.


— Для зрителя актеры ассоциируются с его ролями и вспоминаются по этим ролям, и даже иногда проводят параллель с образом персонажа. Для меня ваш самый яркий образ был в «Турецком гамбите». И я вас воспринимаю такой – сильной, слабой, красивой, очень яркой. Скажите, ваш характер похож на характер этой героини?

— Думаю, что нет. Конечно, отчасти – это я. Но по безрассудству – нет. Я довольно любопытный к жизни человек, мне многое интересно, я могу всюду совать свой нос, но очень осторожно.

— Это любопытство с детства?

— У меня такая правильная семья, интеллигентные родители. Они всегда меня оберегали и в то же время отпускали в разные школьные походы, иногда очень опасные – Кавказские горы, например. Если бы они знали, каким рискам мы там подвергаемся, не пустили бы, конечно. Я люблю риск, мне нравится оказываться в неординарных ситуациях, в которые иногда тебя ставит жизнь, но я всегда из них выхожу с большой осторожностью. Я могу быть неразумной – в дружбе, в каких-то человеческих отношениях, я очень открытый человек, импульсивный. Я могу в омут с головой броситься в дружбу, даже если знаю этих людей не так давно. Могу попасть в ситуацию совершенно немыслимую, как когда-то с Лешей Завьяловым, которого уже нет с нами. Мы на съемках были на Кубе, и какие-то кубинцы нам стали предлагать сигары из-под полы, как у нас говорят. Они боялись жутко, у них за это чуть ли не тюрьма. Было страшно, но и страшно интересно. И когда мы им отдавали деньги, надо было видеть этих людей – смешение страха и желания денег. А все это было в каких-то полутемных подвалах, нас долго куда-то вели, в общем, полнейшая авантюра с нашей стороны, вдобавок опасная, но интересно было, чем все закончится.

— Такие моменты, наверное, очень помогают в работе над характером героя?

— Да, это часть профессии. Знаете, я когда-то ездила в Америку в Lee Strasberg Theater and Film Institute в Лос-Анджелесе, нам педагог говорил: «Если вы сами не живете чувственно, открыто, эмоционально, как вы сможете это передать в роли?» Когда у меня после некоторых успешных ролей изменился круг общения – сразу стало очевидно, кто есть кто. Когда люди используют в жизни такие методы, которые использовать, по моему мнению, нельзя категорически. И мне захотелось свою открытость немного прикрыть. Особенно, когда родился первый ребенок, мне захотелось чуть защититься. Я стала учиться дозировать общение, делить работу и просто отношения с людьми. И поэтому я счастливо совмещаю работу, семью, друзей, грамотно микширую, насколько это возможно. Мои друзья – совершенно разных профессий, возрастов, и я очень этому рада, такой полноценный мир у меня.


— Вопрос, на который ответить однозначно невозможно: театр или кино?

— Я совершенно счастлива, что попала к Олегу Павловичу Табакову, он был руководителем моего курса в Школе-студии при МХТ имени Чехова. Мне было даже комфортнее в театре, чем в институте. И до сих пор, – а я работаю в театре уже 18 лет, – я его обожаю! Стараюсь не участвовать в рабочих подводных течениях, которые есть в любой труппе. Поэтому на работе отдаю себя полностью, но только что касается ролей и творчества.

— Это уникальное качество – уметь выделять самое необходимое и разделять.

— Думаю, мне везет: когда больше работы в театре, у меня меньше предложений в кино, и наоборот. По кино сейчас довольно много предложений, но приходится отказываться, даже иногда не читая, чтобы не соблазниться. Ребенок важнее.

— А совмещать не получится?

— Я не смогу. В ролях всегда интересен конфликт, какая-то история героя, а мне сейчас ни к чему переживать, я хочу только радоваться.

— Сейчас бессмысленно спрашивать, о какой роли мечтаете и есть ли такая?

— Я, наверное, неправильная актриса, у меня нет героинь, сыграть которых я мечтаю. Когда рассматриваю роль, включаюсь и начинаю работу.

— Вы – правильная актриса! Спасибо, что нашли время для беседы, желаем дальнейших успехов!

— Спасибо!