— Владимир, что привело вас в Крым?
— Меня попросило российское телевидение рассказать, что я делал в Крыму за всю свою актерско-режиссерскую жизнь. Как актер я здесь снимался в шести картинах: «Сердца трех», «Сердца трех-2», «Было у отца три сына», «Дело было в Сосновке», «Жажда страсти», «Убийство в Саншайн-Менор».
— А как режиссер?
— В Крыму я снимал рекламу пива «Балтика» (смеется). А свой фильм «Станица» я снимал не здесь. В картине снялись Маша Шукшина, Нина Усатова, Сергей Никоненко, Евгений Сидихин. В фильме двенадцать серий. Сейчас я в процессе подготовки съемок восьмисерийки «Соня». Это 80-е годы. Барышня объявляет войну бандитскому миру. Хочу снять такой драматический романтический зажигательный фильм, чтобы мужчины говорили: мне б такую девчонку! А девчонки: такой хочу быть!
— Где будут проходить съемки?
— Я наконец буду снимать в Питере! И еще я готовлю кино по роману «О чем молчат французы». Это полнометражный фильм, четрыхсерийка для телевидения. Фильм о том, что красивее, надежнее и преданнее русских женщин нет. Наши мужики хоть и козлы, но не зануды и не жадины, как иностранцы, включая Наполеона. Вот об этом кино. А женщины больше всего не любят зануд и жадин. Все остальное вы терпите. По жанру это фантастическая трагикомедия. Я рад, что дожил до того, что Родина дает мне денег на картину. Я вот поездил по России, смотрел объекты для съемок. Мне очень понравились Ярославль и Рыбинск. Я съездил в Пошехонию – есть такое место, помните пошехонские сыры?
— Для какой картины вы искали места в России?
— Это я ездил для съемок по картине, которую потом не снимал.
— Нужное дело (смеемся). А скажите, что самое волнительное в режиссерской работе? Чтобы все получилось, как задумал, найти подходящий актерский состав, чтобы не выпасть из бюджета?
— В режиссуру нужно приходить, имея собственное мнение. Имея собственный взгляд. Имея уверенность в том, что то, что ты делаешь – это правильно. Имея свои приоритеты. И если у тебя все это есть, ты идешь снимать. Даже если не ты выбирал сценарий, а сценарий выбрал тебя. Даже если так получилось, что ты снимаешь малобюджетку. Ты все равно должен прийти туда и четко должен знать, о чем говорить. Как ты это чувствуешь. Как ты это понимаешь. Ведь даже сидящая в кадре женщина может быть совершенно разной – плакать или смеяться, или просто молчать. Она может быть голодной, может быть сытой. Или может просто хотеть жить.
— А как происходит отбор актеров для фильма? Лучше тот, что может сыграть все что угодно?
— Ой, я сейчас скажу страшную вещь, но я против системы Станиславского. Я считаю, что на роль зайчиков нужно приглашать зайчиков, а на роль слоников – слоников. И не надо, чтобы слоник играл зайчика. Он может. Но зачем эти муки? Да, это способ режиссера управлять артистами. Но зачем артисту выходить из собственной харизмы? Это же его лицо, его характер. Вот сейчас снимают сериалы – не запомнить лица актеров, все обычные.


— Интересно смотреть передачи про то, как снимали те или иные фильмы, на главную роль в котором режиссер планировал одного актера, тот не смог, он заменил другим, а сыграл третий. И фильм и актер прославились. Значит ли это, что режиссер не сразу понял, кто сыграет лучше? Или это ничего не значит?
— У меня в практике был случай, я снимал фильм, в котором два главных героя: мама – русская, папа – финн. Эта женская роль была такая сильная, характерная. И я столкнулся первый и, уверен, последний раз с продюсерской узурпацией. Мне сказали – не надо брать на эту роль неизвестную начинающую актрису, давай возьмем известную, она вытянет роль. Ну и я подумал, может, они правы. И взял. И фильм не получился. Это была не ее роль. Результат таков, что я больше никогда не попаду в такую ситуацию. Никогда не буду работать ни с этим продюсером, ни с этой актрисой.
— Категоричность в вашем характере была всегда?
— Конечно! С детства. Однажды в Фейсбуке я написал: «Я русский натурал. Если кого-то обидел, простите меня».
— В своих фильмах вы снимаетесь? Как режиссер вы же можете себе это позволить.
— Нет, не снимаю. Хотя у меня была картина «Васильевский остров», там я снялся в очень коротком эпизоде в роли с одной фразой.
— Потому что не нашли на нее достойного претендента?
— Да просто решил сняться. Типа спящего Рязанова. А вот в новой картине «Соня» я нашел себе роль.
— Так интереснее сниматься у себя или у кого-то?
— Если говорить честно, меня актерство уже не очень заводит. Хотя, может потому, что меня уже и не зовут. Я ж тороплюсь все время. Я стараюсь молчать, но не могу. Начинаю учить.
— В одном из интервью вы сказали, что актер – не очень мужская профессия. Женская?
— Мужики романтичнее женщин. В тысячу раз. Женщина нужна для красоты, а мужчина – для удовольствия. Это планета женщин. Вы должны создавать красоту, а мы вам – условия для этой красоты.
— Вы так элегантно съехали с вопроса про актерскую профессию (смеемся). Вам кем нравится быть больше – актером или режиссером?
— Когда читаю сценарий как режиссер, я его думаю. Когда снимаю кино, переписываю сценарий много-много раз. Перечитываю, каждый раз заново воспринимаю, чтобы ничего не пропустить, опять думаю. Когда читаю как режиссер, я понимаю про всех все. А когда читаю как артист – не понимаю ничего. Хотя читаю теми же глазами, теми же мозгами.
— Режиссерскую профессию медики считают крайне опасной для здоровья по количеству и объему нервных срывов.
— Я могу только сказать, что это изумительная профессия! Изумительная! Профессия – восторг! Но страшнейшей трудности, чудовищной. Когда ты снимаешь, тебя не цепляет ничего, кроме съемок. У тебя такое количество настроек! Выбор объектов. Выбор артистов. Съемочной группы. Костюмы. Грим. Съемка. Монтаж. Звук. Когда ты все это собираешь в кучу – мастеринг. Когда перед тобой сценарий начинает оживать, герои двигаться, играть, жить, созревать, и ты видишь, что это совсем другая, самостоятельная среда, в которой все живут, свой мир – это круто! Это потрясающее. Круче, чем книжка. В книжке тоже круто. Но кино круче. Снимая кино, ты можешь ошибиться бессчетное количество раз. Бессчетное! Снимая кино, ты побеждаешь бессчетное количество раз. Снимая кино, ты можешь добиться величайшего результата, которого и не ждал никогда. И ты понимаешь, что это лучшее из того, что ты сделал. Если говорить о величинах, которые создали шедевр просто из материала, – это Микеланджело. Брал кайло, молоток и из камня доставал шедевр. В 24 года он уже делал великие вещи.
— У вас много творческих идей?
— У меня все по плану. Книга вышла – одна, затем вторая. Это «Последний Иерофант» в соавторстве с Владимиром Корневым, с которым до этого вышла книга «Модерн» и по роману которого я переписал сценарий «О чем молчат французы».
— Когда читаешь аннотацию к «Последнему Иерофанту», становится все интереснее. Читаю: «Главный герой, дворянин-правовед, преодолевает на своем пути мистические искушения века модерна, кровавые оккультные ритуалы, метаморфозы тела и души. Балансируя на грани Добра и Зла в обезумевшем столичном обществе, он вырывается из трагического жизненного тупика к Божественному Свету единственной, вечной Любви».
— Там очень захватывающая история! Очень! Но «О чем молчат французы» – тоже! Там рассказывается, почему Наполеон напал на Россию.
— И почему же?
— Он был безумно влюблен в одну русскую актрису. А потом обманул ее бессовестным образом. И та его бросила. И разлюбила. И вот из-за того, что русская женщина разлюбила его, у него не было выбора, ему нужно было вернуть ее. И только из-за этого он напал на Россию!
— Вы, Владимир, великий сказочник! (смеемся) А во «Французах» вы будете играть?
— Нет! Но и для меня нет ничего. Это будет главная работа моей жизни. Я шел к ней тридцать лет и три года. Я через три дня буду знать – «да» или «нет». Вот если вы мне позвоните и спросите и я вам отвечу «ДА!!!», значит, я снимаю.
— А дальше?
— Вот когда я сниму «О чем молчат мужчины», у меня тут же есть сценарий для следующего кино. Шикарный сценарий. Хорошая история. О том, что каждый из нас несет ответственность за то, что делает. Я чувствую время. И я знаю тему, которая будет очень актуальна.
— Так все-таки, что самое сложное в режиссерской работе?
— Да все сложно. Самое сложное, что нет рынка. А рынок – это зайти и сказать: «У меня есть фильм, купите его».
— А самый сильный рынок – это Голливуд?
— Конечно. Французы пытаются что-то сделать. Они гордецы, поэтому и пытаются. В Италии был рынок великого кино. Когда были все – Антониони, Пазолини, Висконти, Феллини, Гуэрра, Марчелло Мастроянни. Когда они дали весь неореализм. А сейчас надо понимать, что Россия вышла на подобающий уровень. Смотрите, в году всего пятьдесят уик-эндов. Фильм отбивается за два уик-энда. И попасть в эти уик-энды невозможно. На это есть своя индустрия. Поэтому любой фильм в Америке отбивается быстро. А у нас сейчас кинотеатры забирают 50 процентов прибыли от проката.
— Куда забирают?
— Себе. Поэтому нужна целая система.
— Мы же не закончим разговор на этой безрадостной ноте?
— А мы вообще его заканчивать не будем. Погода какая у вас прекрасная!

ВГИК (1984, мастерская Евгения Матвеева). Актерские работы с 1979 года: «Бабушкин внук», «В моей смерти прошу винить Клаву К.», «Приключения принца Флоризеля», «Без видимых причин», «Было у отца три сына», «Признать виновным», «Хозяйка детского дома», «Герой ее романа», «Дорога к себе», «Европейская история», «Большое приключение», «Поезд вне расписания», «Как стать счастливым», «Тройной прыжок «Пантеры», «Премьера в Сосновке», «Оглашению не подлежит», «Гардемарины, вперед!», «Щенок», «Поездка в Висбаден», «Нечистая сила», «Ловкач и Хиппоза», «Вишневые ночи», «Жажда страсти», «Сердца трех», «Время Икс», «Убийство в Саншайн-Менор», «Сердца трех-2», «Опера. Хроники убойного отдела», «Любовница», «Жизнь и смерть Леньки Пантелеева», «Варварины свадьбы», «Здравствуйте Вам!», «Любовь под надзором», «Тринадцать месяцев», «Васильевский остров», «Белый налив», «Бедуин», «Не покидай меня, любовь».
Режиссерские работы: «Поживем – увидим», «Опера. Хроники убойного отдела», «Там, где живет любовь», «Любовь под надзором», «Стерва», «Васильевский остров», «Женские мечты о дальних странах», «На край света», «Станица».
С 1989 года – в рекламном бизнесе. Работал арт-директором агентства DA&N в Санкт-Петербурге. Организовал компанию Production Centre, снявшую уже более 300 рекламных работ. Был удостоен наград ММФР. Руководит Продакшн-центром с 2000 года. 
Член Союза кинематографистов России.
Клипмейкерские работы: Анжелика Вишня «Ты не пришла». Татьяна Буланова «Только ты», «Ясный мой свет», «Мой ненаглядный», «Вот и солнце село», «Ледяное сердце». Юлия Михальчик «Со льдом».