«Человек пришел в этот мир радоваться. Радость – это гармония внутренней и внешней красоты. Бог позволил мне поддерживать и дарить людям эту гармонию. Что я успешно делаю 17 лет в клинике пластической хирургии и косметологии «АНА-КОСМО».

Павел Денищук.

fotoDenyshchukP_cap_14

Павел Денищук – пластический хирург, кандидат медицинских наук, хирург высшей категории, заведующий отделением пластической хирургии клиники «АНА-КОСМО» (Киев), действительный член Международной ассоциации пластических и эстетических хирургов (ISAPS), Всеукраинской и Всероссийской ассоциаций пластических реконструктивных и эстетических хирургов. Практический опыт 26 лет.

— Павел, я прочитала список того, что вы делаете в клинике, и захотела почти все! Это желание стать лучше вопреки природным данным – нормальное?

— С одной стороны, это нормально, когда у людей возникают  вопросы по внешнему виду, по возрастным изменениям, если есть какие-то посттравматические проблемы или вы недовольны своим внешним видом в постродовом периоде, например проблемы с грудью, – желание изменить себя вполне нормально, и вполне реально сделать так, чтобы или вернуть то, что утеряно, или что-то сделать, что природа недодала. Но если есть желание менять что-то в себе без причины, тогда у  меня возникают вопросы к пациенту. В последнее время мне как хирургу все чаще приходится отрезвлять клиентов своими отказами, потому что бывают такие случаи, когда что-то хочет – не знает, чего хочет, или хочет то, что совершенно несопоставимо с внешними данными, в этом случае это ненормально.

— По каким причинам стремятся необоснованно прибегнуть к пластической хирургии?

—  Часто подобное желание возникает у девушек в раннем возрасте, после 17-19 лет, когда возникают претензии к своей внешности в связи тем, что не складывается личная жизнь. Они начинают искать проблемы в своей внешности, а это не совсем правильно, ведь трудности с противоположным полом в этом возрасте возникают больше на эмоциональном фоне. В этом случае задача хирурга – показать, если идет речь о груди, что она еще может сформироваться на протяжении 2-3 последующих лет или, к примеру, когда девушка будет беременна. На такие консультации я всегда приглашаю родителей. Я понимаю, что в 18-20 лет все уже взрослые и понимаю природное желание увеличить грудь, но все равно настаиваю на присутствии родителей. Или если она уже замужем – на присутствии мужа, чтобы я знал, что операция будет проходить по обоюдному согласию. Но не только грудь становится частой причиной переживаний у молодежи. То же самое касается и носа, обращаются даже до 18 лет. На днях я проводил консультацию пациентам из Херсона – маме с дочерью. Девочке 15 лет, у нее не дышит нос. Ситуация двоякая, потому что есть проблема с дыханием и нарушен внешний вид носа – он искривлен, горбинка большая. Мы решили, что будем оперировать девочку, чтобы помочь в восстановлении дыхания, потому что она уже устает, становится раздражительной, ей неинтересно на уроках. А это  все из-за того, что она дышит ртом. Девочка сразу хотела исправить и внешний нос в одной операции, и это реально, я это делаю, но ей я отказал в операции, потому что черты лицевого скелета формируются до 18 лет, и такую серьезную операцию мы запланировали после ее совершеннолетия. Серьезную операцию нельзя делать до тех пор, пока не сформировались черты лица, но восстановить дыхание нужно, поэтому оперировать ее будем, но минимальным путем. А исправить дефекты носа я ей помог сразу же, сделав два укольчика препарата гиалуроновой кислоты, и сгладил эту горбинку, которая волновала ее больше всего. Девочка была просто счастлива и домой возвращалась в очень хорошем настроении!

— В вашем досье есть такие данные: с 1992 по 1997 годы как хирург-ординатор Обуховской ЦРБ вы провели более 1500 операций, во время которых часто приходилось спасать человеческие жизни. За этот период был накоплен колоссальный опыт навыков в торокально-абдоминальной, сосудистой и нейрохирургии. Вы всегда уделяли особое внимание качеству заживления кожных ран, поскольку для вас всегда был важен не только лечебный, но и эстетический результат. Именно это качество вашего таланта привело на работу в пластическую хирургию?

— Мне трудно сказать, какое качество привело меня в пластическую хирургию, но может быть, это тоже сыграло определенную роль, потому что у человека все должно быть красиво. Да, действительно, я работал в ургентной хирургии. Она предполагает срочное оказание помощи в любых ситуациях, и хоть я и не кардиохирург, но мне трижды приходилось оперировать пациентов с ранениями сердца. Я оперировал живое сердце, ушивал ножевые ранения – все эти случаи до сих пор у меня перед глазами. Однажды к нам привезли буквально неживого человека, и мы начали экстренную реанимацию в приемном отделении. Еще анестезиолог не начал вводить анестетики, а я уже оперировал. Эти считанные секунды были необходимы для того, чтобы спасти человеку жизнь. Ургентная хирургия дала мне колоссальный опыт работы на всех частях тела. Для пластического хирурга очень важно почувствовать ткани всех органов, разбираться в самых различных областях человеческого тела, чтобы потом проводить более щадящие операции. Почему я пришел в пластическую хирургию? Меня подвигли медсестры в больнице. Когда я окончил клиническую ординатуру, шел 92-й год, и уже начала появляться литература и более широкая информация по пластической хирургии. Поскольку я выполнял очень серьезные, сложные операции, минздрав присвоил мне высшую категорию хирурга, уже на то время у меня был колоссальный опыт, и я мог оперировать, просто почитав литературу. Ту же блефаропластику я начал  делать одним из первых на Украине. Тогда это была одна из серьезнейших операций в пластической хирургии. Однажды моя медсестра попросила посмотреть ее брата, а у него была женская грудь – гинекомастия. Я в то время впервые столкнулся с такой проблемой у взрослого мужчины. Это создавало очень серьезные комплексы, и он был рад сделать что угодно, чтобы от этого избавиться. Я его успешно прооперировал и сформировал нормальные рубчики. Он был счастлив, ведь у него началась новая жизнь. Наверное, именно тогда новая жизнь началась и у меня. Я увидел, что пластическая хирургия дает человеку такое эмоциональное облегчение, которое редко увидишь даже после того как спас человеку жизнь. Ведь это считается само собой разумеющимся – спас, и молодец. А здесь… трудно передать словами то удовлетворение, которое испытал этот мужчина. После этого пластическая хирургия меня очень заинтересовала, возникла идея создать такую клинику, и совместно с партнером мы создали одну из первых частных клиник в Киеве и на Украине – «АНА-КОСМО». Там я начал оперировать в полной мере и успешно продолжаю заниматься любимым делом и по сей день. Прошло уже 17 лет.

— Я насчитала около 40 видов изменения внешности путем оперативного вмешательства, как не растеряться в этом «ассортименте совершенства»?

— На самом деле разновидностей операций намного больше, потому что каждый пациент приходит к нам со своей индивидуальной проблемой. Я не могу вспомнить ни одиной операции, которую я сделал точно так же, ведь каждая операция вносит свои нюансы. К примеру, та же подтяжка лица – ее можно сделать несколькими методами, применяя самые разные технологические приемы. А сколько областей человеческого тела, которые могут требовать оперативных вмешательств! Ведь теоретически каждая из них может быть или травмирована, или подвержена возрастным изменениям – чаще всего это открытые участки тела, такие как лицо – в этих случаях и возникает желание подкорректировать что-то. Поэтому оперативных вмешательств намного больше 40-ка. Конечно, я не рекомендую делать все и сразу, но совмещать операции – советую.

— Совмещение нескольких необходимых операций?

— Да. Я часто бываю на различных конференциях. Последняя проходила в Индии, в городе Джайпуре. Это Всеазиатская конференция, и там я лишний раз убедился, что сейчас очень востребованы пластические хирурги, которые делают не один вид операций, а сразу несколько. На конференции присутствовало множество европейских хирургов, которые оперируют одновременно в нескольких областях, они выступали с докладами и делились своим опытом. И я был в их числе. Я рассказал о том, как разработал и внедрил лечение аксиллярного гипергидроза – повышенного потоотделения, показал, как необходимо проводить омолаживающие операции у пациентов с полным лицом, чтобы получить долговременный и гармоничный результат. Женщины, особенно в возрасте, часто хотят за один наркоз сделать не один вид операции, а несколько. И в области лица, и в области тела. И хирург, который владеет и тем, и другим методом, сделает несколько манипуляций за один наркоз и за одну операцию. Такая универсальность дает возможность оперировать в самых разных областях и достигать  колоссальных результатов. Объемные операции хороши еще тем, что они значительно сокращают период реабилитации. Сейчас женщины очень активны, они хотят все и сразу и не хотят долго ждать. У них высокие требования. И в нашей клинике мы можем предоставить им весь спектр услуг. Но здесь, конечно, нужно быть на сто процентов уверенным в пластическом хирурге. Потому что если он не владеет каким-то методом, это может обернуться для пациента тем, что придется искать другого специалиста и исправлять ошибки.

— Как-то один пластический хирург в интервью сказал: «Медицина – наука не точная».
Можно ли избежать непоправимого?

— Медицина – наука не точная, это верно, но в пластической хирургии мы старается достигать максимально точных результатов, которые заранее прогнозируем. Практически все наши пациенты делают компьютерный прогноз, в процессе которого мы анализируем его желания. Наша задача – сделать результат максимально близким к тому, который мы показали пациенту перед операцией. Поэтому я считаю, что это заявление не совсем корректное, точность в нашем деле не просто важна, она обязательна! Особенно при проведении такой операции, как коррекция внешнего носа. Даже любой миллиметр смещения в сторону, любой миллиметр повышения либо опущения спинки – это уже трагедия для пациента! Ведь он обращался к пластическому хирургу для того, чтобы исправить проблему, а не усугубить ее. Что касается других частей тела – если после какой-либо операции остались  выраженные дефекты, к счастью, такое случается крайне редко, мы понимаем, что это наша ошибка и должны ее исправить. Это дело чести. Пациент должен остаться доволен результатом в любой ситуации!

— Вопрос, который мучает многих женщин за 40: когда пора к вам обращаться корректировать возрастные признаки?

— Чем раньше – тем лучше! К сожалению, сегодня просматривается следующая тенденция: пациенты тянут до последнего, хотя всем хорошо известен тот факт, что заживление лучше проходит в более молодом возрасте. В большинстве случаев  пациенты стараются оттянуть операцию, и я их понимаю – многие боятся хирургического вмешательства и не могут одолеть свой внутренний страх перед операционным столом. Не стоит идти на поводу у опасений, лучше прийти на консультацию! На сегодняшний день существует масса вариантов омоложения без серьезных хирургических вмешательств. Сюда входят и лигатурный лифтинг, когда под местной анестезией я ставлю пациенту ниточки и восстанавливаю формы, и удаление жировых комочков Биша, и липофилинг в области скул, и прочие процедуры и манипуляции из малоинвазивной хирургии. Они способны вернуть время вспять на 3-5 лет, и пациенты вновь начинают радоваться своему отражению в зеркале! Что касается более серьезных операций, я бы рекомендовал начинать корректировать возрастные признаки в более раннем возрасте. Конечно, намного лучше прооперировать пациента в 40 лет, чем в 50 или 60. С возрастными пациентами я сразу оговариваю готовность к более длительной реабилитации. Поскольку ткани у таких пациентов заживают дольше, к этому нужно быть готовыми. У нас есть целая программа для подготовки этой категории к операциям: это и внутривенные «коктейли молодости», и локальная подготовка кожи к операции, благодаря которым восстановление после операции проходит намного легче.

— С какой точностью можно достичь желаемого результат – ни больше, ни меньше? Как избежать «перетяжки»? Ведь, глядя на некоторых известных, публичных людей, ведущих, актеров, очень заметно оперативное вмешательство, хотя видно этого быть не должно.

—  Как правило, публичные люди начинают делать операции в достаточно молодом возрасте, поскольку поклонники мотивируют их всегда выглядеть на все сто. Часто бывает так, что к 40-50 годам они перенесли уже не один десяток серьезных хирургических вмешательств. Конечно же, возможности человеческих тканей небезграничны, поэтому у некоторых звезд лицо выглядит «перетянутым». У многих из них очень выражены скулы, и нам, простым обывателям, это кажется неестественным. А ведь это и есть именно тот вариант, когда человеку уже сложно поднять ткани, а за счет увеличения скул это становится возможным. А бывает и такое, что человек выходит в свет, еще не адаптировавшись, не пройдя необходимый для восстановления кожи реабилитационный период. Часто у звезд просто нет времени для реабилитации, и через несколько дней после операции им нужно сиять перед камерами.

— После кардинальных возрастных оперативных изменений где рекомендуется провести реабилитационный период?

— Постоперационный период очень важен для пациента, поэтому разработаны специальные восстанавливающие программы. После каждой операции, как на лице, так и на теле, есть специальные процедуры, которые  позволяют пациентам восстановиться не в течение месяца, а за 10-12 дней. Это кислородные, мезотерапевтические, массажные процедуры, гирудотерапия, различные лимфодренажные и физиопроцедуры. Все они направлены на то, чтобы максимально быстро восстановить кожу и внешний вид человека и предоставить ему комфортные условия для возвращения к своей обычной жизни. Если это киевляне, они могут восстанавливаться дома и приезжать к нам на процедуры через день, а иногородние пациенты  имеют возможность жить неделю-полторы в vip-палате клиники «АНА-КОСМО». Комфортные условия отметят даже самые требовательные пациенты.

— Причина, по которой к вам обращаются женщины что-либо изменить, – их недовольство или их мужчин? Особенно что касается вмешательств в интимные зоны.

— Когда женщина приходит ко мне и говорит, что ее направил мужчина что-либо исправить, – это очень серьезный сигнал для меня. Ведь если ее саму все устраивает, а мужчина хочет что-то изменить в своей избраннице – это неправильно! Рано или  поздно то, что я сделаю женщине, пусть это даже будет супер красиво и здорово, сможет обернуться ее недовольством или у нее могут поменяться условия. Появится новый мужчина и скажет: «Дорогая, прости, но  мне такое не нравится». И что вы будете делать? Подстраиваться под каждого? У меня, кстати, был подобный случай. Одной студентке я увеличивал грудь, через некоторое время у нее завязались отношения с парнем-иностранцем. По всей видимости, девушка хотела за него замуж, а парень жениться на ней не планировал, вот и придумал «весомую» отговорку, мол, ему категорически не нравится ее увеличенная грудь. Девушка вернулась ко мне в слезах, потому что ей грудь нравилась, и удалять имплантаты она не хотела. Мы долго с ней это все обсуждали, и мне удалось убедить ее оставить все, как есть. Кстати, так и случилось, вскоре парень уехал и помахал ей на прощание рукой. Та же ситуация может быть, когда женщина решится на операцию в интимной зоне под влиянием мужчины. Как правило, я провожу такие операции только в том случае, если женщина говорит, что это ее собственное решение. А если она замужем – для меня принципиально важно согласие супруга. Это как раз касается  интимной пластики и увеличения груди. Потому что если женщина говорит, что муж уехал в командировку, а она хочет срочно увеличить грудь, пока он не видит, – этого точно делать не стоит, потому что потом будет катастрофа. Если муж хозяин в семье, он должен быть в курсе всего, в том числе  и изменений во внешности жены, поэтому, не согласовав с мужем, кардинально нельзя менять ничего! Однажды ко мне пришла женщина, которая сделала увеличение груди без разрешения мужа. И несмотря на то, что результат был хороший, муж возмутился и приказал убрать имплантаты, потому что это решение она приняла, не посоветовавшись с ним, она задела его мужское эго. Я порекомендовал ей идти и просить прощения, чтобы сохранить импланты. Если речь идет об интимной пластике, обычно пациенты приходят парами, либо приходит женщина и говорит, что муж знает об этом. Только тогда можно смело оперировать и достигать результатов.

— Какие косметические процедуры нужно исключить и за какой период до операции, чтобы хирург не отказался ее делать? Не мешают ли коже перед операцией диспорт (ботокс) или другие инъекции красоты? И как вы относитесь к инъекционным методикам?

— Абсолютно правильно, потому что если речь идет, например, о блефаропластике, я не стану оперировать до тех пор, пока полностью не пройдет эффект ботокса (диспорта), потому как мы можем сделать все идеально, а как только пройдет эффект препарата, пропадет и эффект операции – брови могут опуститься и могут измениться контуры! В этой ситуации нужно обязательно выжидать. Если ввели диспорт (ботокс), эффект будет держаться в среднем от четырех до шести месяцев – у некоторых он длиться и дольше, только при осмотре можно будет на ощупь узнать, есть ли эффект. Что касается объемных методов – применения гиалуроновой кислоты, то здесь нужно смотреть, куда введен препарат и что планируется оперировать, здесь не настолько принципиально. Радиолифтинг не всегда дает возможность оперировать, особенно первое время. Здесь речь идет не столько об уплотнении коллагена, сколько о нарастании фиброза в подкожном слое, в результате чего кожа становится напряженной, и в этот период нереально достичь хороших результатов по омолаживающим операциям, в частности по подтяжке лица. Таких пациентов мы обязательно вначале пролечиваем, размягчая уплотнения в области лица, и только после этого приступаем к омолаживающим операциям. Что касается объемных методов, я их использую с удовольствием. В моих руках чаще всего это липофилинг, липографтинг, который дает возможность перенести и структурировать объемы с использованием собственных жировых клеток как в области лица, так и в области груди, ягодиц и других частей тела. Применение объемных методов дает возможность скорректировать дефекты с минимальными травмами и минимальными рисками. Конечно же, заменить хирургические вмешательства объемные методы могут далеко не всегда, но вот совмещать их с операциями можно и даже нужно. В большинстве случаев я совмещаю операции с липофилингом, иногда  использую препараты гиалуроновой кислоты. В центральной зоне лица некоторые морщины нельзя убрать подтяжкой, особенно когда речь идет о морщинках над верхней губой. Скорректировать такие морщинки можно как раз с использованием объемных методов – с помощью жировых клеток либо гиалуроновой кислоты.

— Среди отзывов пациенток о вашем труде только восторги, восхищение, уважение и даже преклонение. Вот один из них: «Хочу выразить благодарность за Ваш труд, Вы очень талантливый хирург, отличный психолог и вообще очень интересный мужчина! Ваша работа радует меня каждый новый день!» Вы уже привыкли?

—  Я к этому отношусь очень сдержанно, потому что воспринимаю свою работу как помощь Бога. Он помогает людям моими руками. Я каждому своему пациенту говорю: «Молитесь Богу, и будет хороший результат, и реабилитация будет легче проходить». Поэтому не совсем правильно было бы принимать все фанфары в свой адрес. По крайней мере, это моя позиция, я воспринимаю это так.

— Павел, вы написали книгу «Мистерии пластической хирургии», в которой есть такие слова: «Внешность – иногда лишь предпосылка к реализации внутренней силы, а значит – успеха и статуса!» Так ли это?

— Да, это на самом деле так. В жизни  человека бывают ситуации, когда он видит и чувствует: что-то не так с его внешностью. Моя задача, как и любого пластического хирурга, разобраться, действительно ли нужно что-то корректировать или, возможно, человеку просто необходимо поработать над своими эмоциями и разобраться в своих мыслях. Возможности современной пластической хирургии помогают человеку исправить эти дефекты, начать  жизнь с чистого лица и достигать новых результатов.

— Какие операции самые сложные или исход которых не всегда предсказуем, а какие легкие?

— Есть сложные операции, есть менее сложные, но чтобы сделать успешную операцию, нужно поговорить с пациентом, понять, чего он хочет и тогда будет хороший результат. К одним из самых сложных в пластической хирургии относятся операции в области носа. Я, например, после каждой подобной операции переживаю до того момента, пока через неделю после ни сниму лангету с носа. Когда снимаю гипс, вижу носик еще в достаточно «сыром» варианте, но уже могу предположить, как он будет выглядеть по завершению реабилитационного периода – тревоги за результат уходят. Бывают такие случаи, когда я говорю пациентам о возможной докоррекции, потому что исправить некоторые деффекты с одного раза бывает достаточно сложно. К трудным операциям я также могу отнести лечение ожирения с помощью одномоментного применения внутрижелудочного баллона и липоаспирации. Это объемная операция, во время которой мне приходится убирать по 6-8 л жира с передней брюшной стенки, с талии, со спины у очень тучных пациентов. Это сложно не только технически, но и физически – нам приходится вдвоем с моим ассистентом переворачивать  пациента, который порой весит больше 130 кг, на операционном столе, поверьте, это бывает непросто. Но зато человек, который в процессе лечения лишается 30-ти кг лишнего веса — обретает мощный толчок к дальнейшему похудению. Такого результата достойны любые усилия с нашей стороны!   

— Самая востребованная /модная/ на сегодняшний день операция?

— У каждой клиники свой рейтинг «модных» операций. В клинике «АНА-КОСМО» самой популярной считается ринопластика. Как правило, во время одной операции я совмещаю коррекцию внешнего носа и улучшаю дыхание, поэтому эта операция востребована среди наших пациентов. На втором месте – операции по коррекции формы груди, это и увеличение груди и подтяжка груди. На третьем месте – омолаживающие операции.

— Что бы вы хотели пожелать нашим читательницам?

— Я хочу пожелать вам, чтобы вы всегда были красивыми и привлекательными, женственными, если это читательницы, а если это читатели – желаю вам быть мужественными и доверять пластическим хирургам. Если у вас однажды возникают вопросы по вашей внешности – консультируйтесь, уточняйте и решайте. Не бойтесь использовать возможности пластической хирургии, на сегодняшний день в Украине они достаточно хорошо развиты.

Текст: Татьяна Суховеева.

Клиника пластической хирургии и эстетической медицины. Лицензия МОЗУ АВ № 526541 от 11.03.2010р. Высшая категория аккредитации МОЗ Украины (сертификат № 7229).