Сергей Жигунов – режиссер, продюсер, автор сценария. «Этот фильм – мое ощущение от Дюма, которого я очень люблю. Поэтому мне кажется, что оно самое верное с кинематографической точки зрения». Текст: Татьяна Суховеева.

Режиссер: Сергей Жигунов. Сценарий: Сергей Жигунов, Андрей Житков. Продюсер: Сергей Жигунов. Оператор: Игорь Кожевников. Художники: Леонид Карпов, Вера Зелинская, Татьяна Патрахальцева, Клавдия Малыш, Марина Лебедева. Актерский состав: Риналь Мухаметов, Юрий Чурсин, Алексей Макаров, Павел Баршак, Василий Лановой, Александр Лыков, Екатерина Вилкова, Анна Старшенбаум, Мария Миронова, Филипп Янковский, Константин Лавроненко, Алексей Воробьев, Владимир Этуш, Владимир Зайцев и другие.

geometria_cap_13

Съемки фильма проходили в России и Чехии. Музыку к фильму исполнил Лондонский симфонический оркестр. Трехмерной графикой занимались японские специалисты. Почему такой выбор? Потому что они лучшие – ответил на вопрос режиссер. Очень большое внимание в фильме было уделено деталям – декорациям, гриму, костюмам. Специально для проекта «Три мушкетера» были построены новые кареты соответствующего эпохе стиля, пошиты наряды, изготовлены украшения и предметы интерьера. Например, бальные платья для королевы заказывали во Франции, костюмы для героев – в Испании, потому что в российских ателье не могут пошить такие сложные вещи, нет ни тканей,  ни фурнитуры. Оружие делали в Чехии. В фильме очень много трюков, поэтому был приглашен Мишель Карлье – человек, который ставил трюки в фильме «Фанфан-Тюльпан» Люка Бессона.

– Я искал режиссера и не мог найти. Мне говорили: снимай сам. Последний и самый авторитетный такой ответ я получил от Вадима Абдрашитова. Оказалось, что многим я занимался и раньше – в качестве продюсера. Но я никогда не задумывался над тем, что делаю. Я всегда довольно серьезно вникал в процесс создания фильмов, которые производятся на моей студии. Придумывал истории, эпизоды, персонажи, утверждал кастинг, грим, принимал музыкальные эскизы, сидел на записи звука, участвовал в монтаже.

— Почему идея создания этого фильма пришла именно сейчас?

— Раньше для этого не было столько возможностей, технологий, и он бы не получился таким.

— Но желание снять было?

— Я очень люблю экранизировать. Люблю действа, драки,

mushketery_cap_13_2

— Сергей, вы увлекающийся человек?

— Да-а.

— Очень?

— Да-а.

— Вас можно вывести из себя?

— Можно, если постараться.

— Нет-нет, я не собираюсь этого делать. Ваши самые любимые сцены из фильма?

— Не знаю. Есть сцены, которые вызывают у меня особое удовольствие.

— По содержанию или как сыграны?

— Как сыграны, как получились.

— Ваш актерский опыт помог общению и взаимопониманию с актерами?

— Им повезло, что я один из них, что я мог объяснять каждому, как ему было понятнее. Они быстро понимали, чего я хочу. Вы знаете, что режиссеры боятся актеров панически? Как это обычно бывает? Режиссер походит по площадке, помолчит, потом может сказать что-то типа: «Да-да, все так. А так можете? А так? А вы сценарий читали? Ну, хорошо. А к стенке чуть сильнее прижаться можете? О, хорошо, давайте снимать!» Мои актеры удивлялись, когда я хватал их за грудки и говорил: « Ты понимаешь, что этот человек сходит с ума, понимаешь? Надо сделать вот это. А вот такое у тебя было?» И тогда у них начинает включаться эмоциональный ряд очень легко, потому что они все готовы и хотят, чтобы им помогали. Они сначала такие перепуганные были. Продюсер сам себя назначил режиссером, взял чудесное произведение, кошмар! Сейчас загубит!

— Но они вас уже знали!

— Как продюсера, как актера – да! А быть режиссером – это иметь собственный мир. И уметь его объяснить и направить. У меня получилось. Актеры меня даже полюбили. Спрашивали: «А ты будешь еще что-нибудь снимать?» Я говорю: «Да нет, наверное». И они друг другу: «Слушай, он снимать больше не хочет».

— Работа над фильмом продолжалась два года. Все, как запланировали?

— Да, все шло ровно, без сбоев.

— На нашей пресс-конференции вам задавали дурацкие вопросы, вы к этому уже привыкли?

— Не, это не дурацкие, вот в Москве были просто отвратительные – от критиков, прессы.

— Закончив эту картину, не появились ли уже мысли начать другую?

— Нет, мне надо отмокнуть как-то. Не знаю, сколько это будет продолжаться. Я не исключаю и того, что не буду больше снимать. Я могу так. Могу сценарии пописать. За время работы над фильмом пришлось истратить столько энергии! Я в жизни никогда так не уставал. К концу съемок я просто умер. От меня не осталось ничего, вообще. Спасло, что я получал от процесса огромное удовольствие. Вообще, все получали удовольствие. Это было видно. Со мной работали чудесные люди.

— А что интереснее – быть актером или режиссером?

— Интереснее – режиссером. Но тяжелее настолько, что вот как взял горячий утюг без рукавичек и неси.

— Вы волнуетесь, как зритель примет кино? Или здесь главное – творческое самовыражение?

— Я же снимал не авторское кино для себя и своих друзей. Снимал массовое кино. Меня волнует, как зритель его воспримет. Волнует, услышат ли, что я хотел сказать. Я видел, как люди плачут. На той сцене, которую критики назвали отвратительной, зрители плакали. Современные зрители заплакали. Это история любви. И если я увижу, что донес до большой массы зрителей то, что хотел сказать, возможно, и сниму еще что-то. А если способы, посредством которых я хотел этого добиться, не сработали, значит, у меня нет к этому способностей и не надо этим заниматься.

— Вы любите Крым?

— А кто не любит Крым, скажите мне. Я этим летом отдыхал в Италии. Приехал, посмотрел. Зачем поперся туда, так и не понял.

— Что-то пожелаете зрителям?

— Безусловно. Приятного просмотра!

P.S. Перед показом картины Сергей Жигунов вышел к зрителям – а в ялтинском кинотеатре «Спартак» собрался полный зал, – поприветствовал, и попросил дать показ в 2D, чтобы, как он сказал, картинка был ярче, глубже. Мне фильм очень понравился. Очень. Яркий! Динамичный! Импульсивный! Настоящий! Оптимистичный, несмотря на трагические события! Все в нем было так, как надо! Ни больше, ни меньше! И вы посмотрите!