Есть два запретных понятия на проекте: «авторское кино» и «артхаус». Это не авторское кино и не артхаус. Это большое фестивальное кино независимой кинокомпании. По сравнению с одноименным спектаклем мы не просто сделали шаг вперед, мы полетели на Луну. Денис Банников.

БОЛЬШЕ-МЕНЬШЕ

Жанр фильма: драма, гротеск, сатира.

Производство: Brave Rabbit.

Продюсеры: Аркадий Яценко, Жанна Воробьева.

+Автор сценария и режиссер: Денис Банников.

Хронометраж: 120 минут.

Героини приходят в клинику пластической хирургии, чтобы изменить грудь. Одна хочет ее увеличить, другая – уменьшить, потому что обе чувствуют дисгармонию с окружающим «прекрасным» «совершенным» миром. «Пластическая хирургия» в фильме – гипербола перекройки нашего сознания, чувств и личности. Нас призывают к толерантности и политкорректности, прикрывая этим пошлость, извращение, разрушение и предательство. Мы рады получать «сладкий наркоз», чтобы просыпаться «счастливыми». Но настоящая свобода не требует процентов по векселям. Попытка остаться свободным и отвоевать у «толерантного мира» свою индивидуальность – главная тема фильма. Любовь, мечта, предательство показаны во всех аспектах – от низменно-брутального до возвышенно-поэтического. Откровенно, насколько это возможно, но без пошлого натурализма. Действие фильма разворачивается в трех измерениях – наши дни, СССР 70-х годов и античные времена. Фильм снимается в России, но понятен всем людям, у которых есть сердце и душа.

Денис Банников, режиссер

denis_bannikov

— Сегодня был заключительный день съемки твоего фильма. Ты можешь свое состояние охарактеризовать одним словом – счастлив, доволен, устал?

— Я признателен. Я признателен всем людям, кто был со мной. Не в алфавитном порядке, не по какой-то значимости, а по списку, в котором они приходили в мою жизнь. На этом проекте я стал верить в такую безумную нить, которая связала нас. В моей жизни, начиная с прошлого года, стали появляться люди, которые стали жить одной целью и смотреть со мной в одну сторону. Отдельно хочу сказать огромное спасибо Альбине Александровой – чудесной женщине, великому профессионалу. Она, без преувеличения, стала нашим ангелом-хранителем в Севастополе.  Вообще я жуткий перфекционист, мне сложно в общении с людьми не требовать максимальной отдачи и профессионализма. Иногда я готов был сказать кому-то: «Все, это последний день совместной работы!» Понимаю, я не могу и не вправе переделывать людей. Но надеюсь, что этот проект дал им в полной мере почувствовать свой талант, свои силы. Увидеть свою перспективу. Я очень признателен вселенской силе, что нас вела. Не было серьезных травм, не было больших проблем, мы выдержали напряженнейший график.

— Я несколько дней была с вами, и мое представление о кино – самом любимом виде искусства – сильно усложнилось. Это неимоверный труд! Всех! Актеров, которые по несколько дублей играют один эпизод; режиссера, который должен увидеть «картинку»; оператора, который должен в унисон видению режиссера эту картинку снять; и даже массовки, которая должна в определенный момент засмеяться или удивиться так, а не иначе. Твоя сила, твоя энергия должна была вести и вела всю команду. Я очень признательна, что вы для меня открыли кино. Начиная со сценария – такого содержательного, уникального  я не читала ранее. От всего сердца поздравляю тебя с завершением одной части работы, теперь монтаж и – ввысь!

— Спасибо за такие слова. На этом проекте нельзя было работать с «холодным носом», отбывая свою ставку за съемочный день. Сценарий очень требователен не только к профессионализму, но и к качеству людей, которые должны были его воплощать. К их внутренней человеческой емкости и подвижности. К гражданской смелости, если хотите. В фильме есть очень эмоционально тяжелые сцены, в них не выедешь на «актерских штучках». А есть сцены откровенного бурлеска – что называется, на грани. Их не сыграешь методом «бормотального реализма», называемым сегодня «органичным существованием в кадре». Во времена моей учебы это называлось профнепригодностью.

Я очень щепетильно относился к подбору актеров. У нас нет так называемых «медийных лиц». Это было основным условием. В кадре актер должен работать, а не беспокоиться ежеминутно о поддержании своей «медийности». Для этого есть реклама, «танцы-песни-коньки», кулинарные шоу, КВНы и т.д. Правда, какое это все имеет отношение к профессии?.. Поэтому на роли в «Больше-Меньше» были приглашены люди, для которых актерство – их главный и единственный выбор. И они с блеском подтвердили это на площадке. Я в восторге от крымской актерской команды: Вика Шпаковская, Юрий Пимкин, Нателла Абелева, Виталий Максименко, Оксана Витковская. Русская актерская школа жива и непобедима. И в Москве, и в Севастополе. Иногда мне трудно было сказать «стоп» после дубля – в горле стоял ком от эмоций. От простых, забытых сегодня человеческих эмоций, что вызывают сопричастность и сопереживание зрителя.

В «Больше-Меньше» мы говорим просто о сложных вещах, а не наоборот. Не прибегаем к столь модному ныне «эзопову киноязыку». Думаю, он уже сильно стерся от частого повсеместного применения. Да и нужен он зачастую режиссеру, чтобы прикрыть пустоту, сказав: «Смотри, чернь, какой я отстраненно-гениальный!». Мне эта позиция претит. Снимать кино для «элитарно-утонченных» междусобойчиков я не хочу. Мы простые люди, не «осчастливленные» высокими связями или громкими фамилиями. Поэтому мы делаем кино для простых людей. Для зрителя. При этом мы не хотим понравиться всем. «Всем» — это никому. Задача проекта «Больше-Меньше» — вернуть на экран именно КИНО: красивую картинку, яркие и притягательные образы, Мужчину и Женщину. Вернуть искру, эмоцию, эротизм. В этом есть и мой личный протест против столь востребованной сегодня эстетики уродства, извращения. Того, что изо всех сил пытаются сделать нормой, назвав «современным искусством». Но искусство не бывает «современным» или «несовременным». Есть искусство, а есть конъюнктурные поделки.

Я против «серой киноинсталляции про серых кинолюдей». Зритель хочет увидеть не серость, но свет. Мы хотим дать ему этот свет. И еще в этом фильме мы хотим назвать вещи своими именами. Пора уже, давно пора. Очень надеемся, что зритель нас поймет и примет «Больше-Меньше».

Жанна Воробьева, актриса

zhanna_vorobiova

— Жанночка, уже вечер, днем еще шли съемки, завтра вам уезжать. Очень напряженный график все двадцать дней, сколько вы были здесь, учитывая предыдущие почти полгода в Москве. Сейчас что ты чувствуешь?

Не верится. Реально не верится. Такой кусок жизни прошел – столько нервов, сил, преодолений, а с другой стороны – столько драйва, любви, радости и энергии! Но это только первый этап закончен. Впереди важный период.

— Все актеры выразили признательность режиссеру, что он дал возможность самореализоваться.

— Да, действительно, этот фильм – подарок для каждого артиста. У нас нет проходных, незначимых ролей, и каждому в нашем фильме было что сказать – и как актеру, и как человеку. Мы  снимали наше кино искренне, честно, заражая им всех, кто становился участником процесса – и в кадре, и за кадром. Лишние люди уходили. Нужные приходили… У нас в группе нет ни одного равнодушного человека, все работали и работают с таким воодушевлением. Поэтому нам очень важно, как воспримут наш фильм. Это история для зрителей.  В фильме так много всего заложено. Кто-то увидит женскую историю, кто-то мужскую, кто-то политическую, кто-то найдет какие-то более глубокие, метафизические пласты, но в любом случае – каждый увидит что-то свое.

— От театральной постановки эта работа сильно отличается?

— Да, очень сильно. И сложно было перестроиться и играть иначе, уже в киноформате. Пришлось отказаться от привычных образов, восприятия, выражения, ведь за год накопились какие-то привычки, не скажу – штампы, но проживание на сцене, конечно, идет иначе. В этом был актерский вызов.  Очень помогала и натура, места, где мы снимали. В Херсонесе, например, в сцене аутодафе я настолько почувствовала историю, энергию, которыми дышат камни, шел дождь, горели факелы – было страшно, ужасно и невероятно красиво! Все это дает совершенно иные импульсы для игры и вызывает тонкие душевные вибрации. Их надо подхватить, довериться им и вплести в игру, в образ.

— Ты, твоя героиня какой посыл, какой мэседж несешь миру?

— Главное – быть самой собой.  Найти себя. Ту, какая ты есть. Ни социальный строй, ни экономический, политический или какой-то еще не могут изменить человека так, чтобы он стал другим.  Равно, как и размер груди и определенные стандарты не гарантируют счастья. У нас нет манифестов, мы не призываем к чему-то, мы просто показываем человеческие истории, человеческие чувства и пытаемся вместе со зрителем найти ответы на такие простые и такие сложные общечеловеческие вопросы. Фильм будет понятен и русским, и американцам, и китайцам. И поэтому я верю в его успех.

Елена Соловьева, актриса

elena_solovieva

— Леночка, у вас всех была сложная задача – один герой, несколько разных образов, которые разделяют века. Твое сегодняшнее настроение: «Ура! Все закончилось!» или «Как жаль, все закончилось!»

— Усталость, конечно, сильная, тем более, что сегодня был очень динамичный день, наши героини пели и танцевали несколько дублей, тяжело! Но я всегда мечтала о таком кино – чтобы настоящее кино и чтобы на юге! Мечты сбываются! Это кайф!

— В море успела искупаться?

— Да! Не раз! Даже на качелях покататься!

— Несколько образов одной роли, разные перевоплощения. Трудно?

— Насколько трудно, настолько классно! Денис устроил нам просто праздник – играть с таким эмоциями, такие разные образы! Это невероятный кайф! Отпуск-работа-радость-счастье! Это одно слово (смеемся). Мы играли спектакль весь сезон: мы с Жанной все женские роли, Денис – все мужские. Но кино по одноименному сценарию – совсем другое! Воплотить все мысли, идеи, эмоции – учитывая разноплановость возможностей кино – восторг не передать! Театральные возможности по сравнению с кинематографом довольно скудны.

— Что ты ждешь от этого кино? Тебе достаточно самовыражения как актрисы?

— Вполне! Знаешь, среди актеров очень много талантов – когда мы учимся, мы играем, поем, танцуем, но когда начинаем работать в театре, показать то, что умеешь, не всегда возможно. Я желаю нашему фильму состояться! И признание его станет признанием каждому как результат отличной работы. Это был акт любви, своей жизненной позиции, своих возможностей как творческого человека. Все работали в полную силу!

Виталий Максимов, актер и режиссер, заслуженный деятель искусств

vitaliy_maximov

Виталий, кого вы сыграли в «Больше-Меньше»?

— Мне было предложено сыграть одну из важных по смыслу будущего фильма ролей – главного редактора журнала, который прошел этот самый путь идеологической переориентации в условиях объявленной демократии, окончательно запутался и в конечном итоге покончил с собой. И образно, и физически. От горбачевской «перестройки», плавно перешедшей в ельцинскую «перестрелку», до сегодняшних, не поймешь, или  опять «застойных»  или «предреволюционных» времен, еще почти никто в художественной форме не пытался переосмыслить того, что же со всеми  нами произошло за все эти годы. Вот чем меня заинтересовало участие в этой картине. Оно – тридцать девятое в моем скромном актерском списке. Кстати, двух главных редакторов до этого я уже играл. В фильме «Спасите наши души» режиссера Татьяны Пименовой и телесериале «Вердикт» режиссера Василия Мищенко. Но оба фильма делались по заказу государственных телеканалов. Там все было подконтрольно, сложно.

— Как бы вы охарактеризовали сам фильм?

— Картина «Больше-Меньше» – так называемое независимое кино. Это возможность поговорить со зрителем безоглядно, откровенно, найти с ним общие болевые точки. Для меня это стало соблазнительным, творчески полезным и сложным. Роль состоит в основном из монологов, размышлений моего персонажа – журналиста Семена Иванова. Общения с партнерами почти нет. Я целиком положился на опыт и виденье Дениса Банникова, талантливого и уважаемого мною режиссера, как и я – «ГИТИСянина».

— Что доставило особое удовольствие на съемках?

— Наверное, съемки в любимом Крыму. И дело не только в уникальной природе и возможности сочетать работу и отдых. Дело в людях. Наша творческая группа нашла здесь и понимание, и доброту со стороны многих людей, которые составляют не меньшую красоту этих мест, чем море и солнце. За помощь им огромная благодарность, в том числе и главному редактору этого журнала Татьяне Суховеевой, на страницах которого мы с вами сейчас делимся своими впечатлениями.

Дмитрий Новиков, актер

dmitriy_novikov

-Ты очень талантливый, музыкальный, красивый, энергичный, брутальный… Ты сыграл несколько образов в одном герое. Скажи, что для тебя этот фильм?

— Спасибо. Наверное, возможность проявить все эти качества как артиста. Мало таких ролей, которые могут помочь так раскрыться. Хорошо, что наши с Денисом эстетические качества сошлись. У меня достаточно большой театральный опыт, я работал в театре в Белграде, там переиграл много разных ролей, и главных, и второстепенных.

— Я наблюдала за перевоплощением  из одного образа в совершенно другой – это фантастическая игра, Дим, особенно когда смотришь на быструю смену – в кино же это годы, века, а передо мной за минуту – раз, и ты уже другой!

— Спасибо маме Дениса, великой актрисе Римме Ивановне Беляковой, я учился на ее курсе, и именно она вселила в меня уверенность и желание не останавливаться, идти вперед, не бояться трудностей! Но в проект я попал совершенно с другой стороны, не зная об этом обстоятельстве.

— Ты из актерской семьи?

— Нет. Мама была начальником департамента культуры, папа – музыкант.

— Что для тебя важнее: чтобы картина получила всеобщее признание или лично твоя самореализация?

— Второе. Если самые близкие люди, чье мнение я уважаю, выскажут похвалу, им понравится, этого будет вполне достаточно.

— Что более интересно – сыграть одну «свою» роль и стать для миллионов зрителей любимым Шуриком или Жегловым, или ровно и хорошо играть разные роли без «клейма»? Олег Янковский не был охарактеризован одной ролью, это и есть высший класс?

— Конечно, интересно играть разные роли, совершенно разные образы. Нет абсолютно отрицательных героев, есть сложные образы. Всегда очень интересно их понять и показать. У Олега Янковского была такая индивидуальная органика, он был узнаваем и любим, кого бы ни играл. Думаю, об этом мечтают многие актеры.

— Будем ждать премьеру!

Сергей Пиоро, актер

pioro

— Сергей, ваши ощущения от сценария, от вашей роли?

— Вот действительно – ощущение… Мне кажется, что я не совсем дорос до этого сценария, но мне очень повезло, что были рядом мои коллеги и режиссер, который и написал эту историю, и во многом благодаря Денису я понял, что и про что нужно играть! Хотя образ Доктора во многом я придумывал сам из тех «манков», которые подсказал режиссер.

 — Ваш герой положительный или отрицательный?

— Говоря о положительных или отрицательных качествах моего героя… Каждый из зрителей найдет как те, так и другие. Но в финале фильма Доктор говорит: «Я могу изменить вас, но, может, лучше остаться самим собой, это тяжело и больно, но это честно…» Я не дословно привел свой финальный монолог, это общая мысль.

 — Что, на ваш взгляд, должно быть главным для успеха любой картины и есть ли в этой?

— Для меня как актера очень важен коллектив, ансамбль людей, работающих на проекте, на мой взгляд, это самое главное! И на этой картине это было! Было полное впечатление, что кино снимала одна большая и дружная семья! Я надеюсь, что у этого фильма будет большая жизнь!

Алексей Бережный, оператор

alexey_berezhniy

— Устал? Доволен?

— Устал. Доволен.

Михаил Филиппов, помощник режиссера

michael_philippov

— Миша, скажи пару слов.

— Уволь, не знаю, что сказать, я все сказал своей работой (смеемся).

— Хорошо, ты с удовольствием работал?

— Да, конечно!

— Все, этого достаточно!

Сергей Ганночка, директор

sergey_gannochka

— Сегодня последний день напряженных сложных утомительных съемок. Твои впечатления?

Самые прекрасные! (смеемся) Работа была исключительно плодотворной. Мы здесь познакомились с замечательными людьми, профессионалами.

Ваша задача была технически облегчить работу режиссера и всей группы? То есть вы сделали все, чтобы творчеству можно было быть.

— Я не считаю себя техническим директором, полностью отгородившись от творчества в кино, так быть не может. Я для себя определил свою работу как работу на стыке искусств – всех граней киносъемочного процесса: творческой, административной, любой другой. Это такая маленькая жизнь.

— Где было легче снимать – в Москве или в Крыму?

Не могу сказать, что где-то легче, где-то труднее. Когда поглощен процессом, трудностей не чувствуешь. Хочу выразить благодарность Денису Банникову – актеру, режиссеру, постановщику и замечательному человеку, который выдвинул идею, а теперь и создал фильм, аналогов которому я не знаю.

— Его актерские качества здорово помогали на репетициях и на съемках, так как он знал, что требовать от актера и как это сыграть.

— Денис из актерской семьи, он рос в этой среде, это его жизнь.

— Ты, Сергей, с кинематографом на ты или на вы?

— Моя творческая судьба складывалась очень интересно. Вообще я телевизионщик. Моя специальность – режиссер кино и телевидения. Я работал на телевидении довольно долго. Но в какой-то момент, когда творческий процесс переходит лишь в технический, это перестает быть интересным. Ушел в кино, снял пять полнометражных фильмов – это «Домовой» с Хабенским и Машковым, «Антикиллер» (третья часть) с Гошей Куценко, «Антидурь» с Дюжевым и покойным Турчинским, «Ночные сестры» с Ольгой Ломоносовой и Алексеем Макаровым. Мы много снимали в Крыму, и могу сказать, что за Севастополем большое будущее, в том числе и в кинематографии. Море, солнце, необыкновенная героика – это уникальный город с особой энергетической атмосферой, с особым климатом как в географическом, так и в душевном смысле.

— Значит, вы еще вернетесь?

— Безусловно!

Сергей Крайнев, импресарио спектакля «Больше-Меньше»

sergey_krainev

— Сергей, твоя роль в этом проекте?

Затрудняюсь сказать. Я просто хочу помочь Денису, Жанне, Лене, которых бесконечно люблю, сделать так, чтобы фильм состоялся. Стараюсь всеми силами помочь на разных участках производственного фронта.

— То есть ты знаешь сценарий?

— И сценарий, и умонастроения автора. Мы знакомы с 1991 года. Это достаточный срок, чтобы крепко изучить друг друга. И потом, мы имеем общие политические и философские взгляды на жизнь. Очень важно, чтобы то, что написал Денис, было услышано. История с этим проектом произошла очень интересная. Мы постоянно обмениваемся своими мыслями, пьесами по электронной почте, и когда Денис прислал мне эту пьесу, я прочитал, набрал его номер и говорю: «Денис, мне это надоело, хватит травить друг друга электронными носителями, давай ставить спектакль». Удалось найти возможности для этого, и то, что хотелось, было воплощено. Мнения зрителей хотя и разделились, но большинство было в нашу пользу, за наши идеи и как мы их реализовали, за подход к русской актерской школе, которая очень пострадала за последние лет двадцать.

— Если не сказать, что исчезла совсем…

— Да, никто не хочет думать о том, что на Западе артисты учатся по русской классической системе, а у нас все время ищут другие варианты. Нас приютил Центр Высоцкого на Таганке – это такая московская площадка, достаточно экспериментальная. Они дали нам возможность играть раза два-три в месяц, в итоге за сезон сыграли 19 раз. Когда сезон закончился, пришло понимание, что пора делать кино.

 — Какой мэсседж несет «Б-М»?

— Как в спектакле, так и в кино имеются две линии – мужская и женская, инь и янь. Две противоборствующие стороны. Периодически сливаются, разрываются, но это одно целое. Для меня основная тема – это взгляд на извращенное понимание свободы. Не только политической, именно женской  и мужской. Когда ограничиваешь или не ограничиваешь себя – это измена себе, женщине, предкам, родине. Вот это является лейтмотивом.

— Призыв к гармонии?

— Да, как гармонично себя ощущать. Как в старой актерской школе – идти от партнера. Слушать его, смотреть в одну сторону. Если вы его понимаете и можете ему что-то дать. Тогда получаются гармоничные отношения. В этом и сила сценарного сюжета – он не плоский, нет одной истории или одной трагедии, это большое,  яркое и смелое представление. Спектакль таким был, надеюсь, и фильм таким будет.

Текст: Татьяна Суховеева. Фото: Алексей Бережный.

Приносим благодарность за содействие съемке: Альбине Александровой, Феликсу Александрову, Владимиру Пироженко, Анне Ворониной, Ukraine Palace Hotel (Евпатория) и лично Валентине Тыглиевой.