Андрей Джерелей, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, пластический хирург Клиники Эстетической Медицины «АНТЕЙ».

«Когда я захожу в операционную, я говорю себе: «Я лучший. И я сделаю все лучшим образом. И это не хвала себе. Это подтверждение уверенности в своем опыте и профессионализме».

— Вы оперируете каждый день?

— Практически да. Исходя из тех соображений, что хирург не должен быть уставшим, не должен торопиться, потому что неприятности в послеоперационном периоде связаны с нашей спешкой. Если у хирурга в день шесть операций, то на пятой – он уже устал. Поэтому я сторонник того, чтобы проводить операций одну-две в день, и, конечно же, не стоит проводить симультантные операции. Почему? В медицине существует синдром взаимного отягощения, когда проводится несколько операций одновременно, соответственно,  каждая из оперированных зон восстанавливается гораздо медленнее, как если бы была проведена одна операция. Некоторые пациенты сами торопят, в основном это граждане Европы, они ограничены во времени, но я сторонник делать одну операцию в день, через неделю еще одну, и через неделю третью.

— Как давно существует ваша клиника и как давно практикуете лично вы?

— Клиника существует три года, а я работаю в этой индустрии уже 18 лет. Мне повезло с учителем, это Пильтяй  Василий Игнатьевич. Я, будучи интерном, получив вчера красный диплом, встал к станку пластического хирурга. Вначале как ассистент, потом, получив образование в области пластической хирургии в Донецке и в Москве, стал оперировать самостоятельно. На сегодняшний день являюсь действительным членом Ассоциации пластических, эстетических и реконструктивных хирургов России (ОПРЭХ) и Украины (ВАПРЭХ).

— Бывают у вас случаи, когда вы не согласны с желанием пациентки сделать ту или иную операцию?

-Это бывает в двух третьих случаев. Работа пластического хирурга отчасти похожа на работу психолога. Пациенты не всегда представляют то, что им придется пережить, чтобы получить тот результат, который они хотят. Не зная, какая операционная травма их ожидает, они требуют от хирурга невозможного – сделал подтяжку и пошел домой. Они не очень четко представляют себе весь процесс – саму операцию и то, что нужно остаться в стационаре. Необходима четкая информация и убеждение в необходимости или отсрочке того или иного процесса. Другая проблема – проблема маленькой груди, когда пациентка хочет увеличить ее до гипер размера. Приходится вступать в неравный бой, убеждать, что слишком большой размер, когда женскую грудь видно со спины – это не красиво. Или когда приходят с оттопыренными ушами, хотят их прижать так сильно, что это тоже неестественно. В пластической хирургии даже существует термин «уши примата».

doc1

— Возможно, женские взгляды на увеличение груди родились после личной драмы – ушел дорогой человек, а вот если бы грудь была большой, этого бы не случилось?

— Существует такая категория женщин. Но в 95% случаев даже после преобразования внешности возврата любви ожидать не приходится. Приходится убеждать, все, что вы делаете, вы делаете для себя. Это касается любых оперативных вмешательств. Мы с пациентом должны находиться на одной стороне от проблемы. Только тогда мы получим отличный результат и удовлетворение. Если мне не удается убедить пациента, что достигнуть путем операции, к примеру, гипер увеличения груди, я отказываюсь работать.

— Тогда пациент пойдет к другом хирургу и там осуществят свое желание.

— Да, так и происходит. Но за те годы, что я практикую в пластической хирургии, я принял решение отказывать таким пациентам. Потому что это может привести к значительным осложнениям. И к последующим операциям.

— Пластический хирург становится в своем роде стилистом. Он должен по облику пациента сделать внешние преобразования, учитывая общую структуру.

— Совершенно верно. Ведь пластическая хирургия существует не для того, чтобы человека переделать кардинально. Все заложено на генном уровне. И если мы кардинально поменяем, природа все равно поставит на место. Мы должны придерживаться конституционных данных пациента. Все должно быть пропорционально. И гармонично. Если пациентка приходит и хочет сделать круговую подтяжку, то я, иногда,  рекомендую еще сделать блефаропластику, подтянуть кожу на руках, «поработать» с зоной  декольте, иначе получится комическая ситуация – молодое лицо и дряблое тело. На мой взгляд, это еще более некрасиво. Пластическая хирургия и эстетическая косметология – это всегда комплексный подход. И наша задача объяснить это пациенту. Крайне редко мы обходимся одной операцией.

— Но возможно какие то проблемы не обязательно убирать оперативным путем, ведь есть инновационные методы.

— Конечно, если я хирург, это не значит, что я буду предлагать только операции. Оперировать нужно тогда, когда результат оперативного вмешательства во много раз превышает все трудности послеоперационного периода, ограничения в жизни пациента, финансовые затраты. Соглашаясь на оперативное вмешательство, человек должен знать, что он выпадает из активной социальной жизни, пока длится реабилитационный период.  И если результат операции превышает все это, можно на нее решиться.  Для того, чтобы добиться максимального результата и сокращения срока реабилитации в нашей клинике разработана комплексная программа пред- и послеоперационного ведения пациентов.  Предлагаемые нами консервативные методики (для пациентов, которые боятся скальпеля) могут заменить или отсрочить операцию.

— Учитывая, что у каждого из нас разные возможности организма, то, что показано одному, может быть противопоказано другому?

— Совершенно справедливо. Нет единых рецептов молодости и рецептов красоты. Все очень индивидуально. Каждый человек – это своя история, здесь нет шаблонов. Человек, ложась на операционный стол, должен четко знать, что я буду делать, и что он получит в результате. Достигнуто соглашение – все будут довольны.

— Есть чемпион пластических операций?

— Пластическая хирургия имеет свою сезонность. В осеннее-зимний период в основном оперируют лицо, делают блефаропластику, а начиная с нового года – увеличивают грудь, решаются на липоструктуру и абдоминопластику (коррекция формы живота), а коррекция ушных раковин и ринопластика проводятся постоянно.  Самые благодарные операции – это подтяжка лица и увеличение груди, устранение лопоухости. Человек сразу видит результат и очень доволен.  Приятно смотреть, как лица пациенток светятся счастьем.

— По тому, какой именно результат желает получить пациент, вы рекомендуете ему тот или другой вариант подтяжки лица?

— Кончено! Например, есть полная и частичная кожная подтяжка лица, а есть SMAS – подтяжка кожи и глубжележащих тканей. После такой операции человек молодеет на 10 лет и результат сохраняется не менее десяти лет.

-Андрей, скажите как мужчина, не как доктор, как вы относитесь к «искусственной» груди? Интересуют именно тактильные ощущения.

— Современные методики имплантации молочных желез позволяют не испытывать никаких необычных тактильных ощущений. Для этого имплант устанавливается под грудные мышцы.

— Пластическая хирургия – самая динамично развивающаяся медицинская отрасль. Что вас больше всего радует?

-Все новшества в эстетической хирургии направлены на снижение операционной травмы, укорочение операционного времени. Лично для меня прекрасно, если после короткой малоинвазивной операции достигнут длительный и максимальный эстетический результат.

— Ваши пожелания женщинам, желающим что-то изменить в своей внешности?

— Прежде всего не нужно стесняться своей проблемы и быстрее обратиться к специалисту. Однако, решиться на оперативное вмешательство следует после получения всей информации о хирурге.  Достаточно зайти на сайт ОПРЭХ или ВАПРЭХ задать имя/фамилию. Но самое главное это доверительные отношения к своему врачу и точное описание своих пожеланий, и тогда результат будет наилучшим.

Клиника Эстетической Медицины «АНТЕЙ». г. Симферополь, ул. Ленина, 2,

тел. +38 (0652) 27-41-90

+38 (050) 590-09-74 Андрей Александрович Джерелей, пластический хирург, кандидат медицинских наук, врач высшей категории;

+38 (050) 651-32-52 Светлана Владимировна Джерелей, врач дермато-косметолог.